Куда уходит детство?...

Мой блог / Просмотр публикации


В ходе работы с актуальными психологическими проблемами своих клиентов (зависимые отношения, слабые психологические границы, токсичное чувство вины и пр.), часто обнаруживаю за этим неразрешенную задачу сепарации от родителей. Закономерно возникает ряд вопросов:

Что мешает ребенку сепарироваться от родителей?

Что происходит в душе у ребенка, переживающего сепарационные процессы?

Что переживают родители ребенка-подростка?

Какой вклад вносят  родители в неудавшуюся сепарацию?

Что происходит, если процесс сепарации оказывается неуспешным?

По каким признакам это можно определить?

Попробую в своей статье ответить на все эти вопросы.

Сепарация как условие развития личности

Сепарация это не просто процесс физического отделения от родителей, это возможность через это отделение встретиться со своим Я, познать его, обрести свою уникальную идентичность. В процессе индивидуального развития ребенка мы можем наблюдать его периодические движения от родителей к себе и обратно.  Эти движения от себя к Другому и от Другого к себе происходят циклично. В отдельные периоды эти тенденции становятся ярко выраженными, полярными.

В индивидуальном развитии ребенка есть два таких ярких периода движения от родителей – кризис раннего возраста, часто обозначаемый психологами как «Кризис Я-сам!», и подростковый кризис. Особенно остро этот процесс разворачивается в подростковом возрасте, в котором перед подростком буквально стоит выбор: предательство себя либо предательство своих родителей. Именно в этой точке выбора происходит сепарационный процесс.

Следовательно, психологическое отделение от родителей (иначе сепарация) –  естественный процесс, отражающий логику индивидуального развития ребенка. Чтобы подростку встретиться с собой, ему необходимо выйти из психологического симбиоза со своими родителями.

Что происходит в душе подростка?

Подростка разрывает между родителями и сверстниками, между  злостью к родителям и виной. С одной стороны есть родители с их миром, с их видением жизни, с их жизненным опытом. Ему нужно только принять этот мир, согласиться с ним. Принять «правила игры» родителей, поддерживать их нормы и ценности.  Выбор такой перспективы обещает  комфорт и любовь родителей. Это удерживает ребенка от назревающей потребности в отделении.

С другой стороны перед подростком открывается новый мир – мир друзей с возможностью проверить родительский опыт, не принимать его на веру, получить свой собственный опыт. Это увлекает, захватывает, интригует и пугает одновременно. Для подростка это выбор.

И выбор очень непростой!

Переживания родителей

Непросто и родителям. Сепарационные процессы детей даются хорошим родителям, как правило, крайне болезненно. Их ребенок меняется, экспериментирует, примеряет новые непривычные образы себя, пробует новые формы идентичности, новые способы отношений. И родителям бывает зачастую непросто согласиться с этим, перестроиться и принять его новый образ. Из привычного, удобного, прогнозируемого, послушного он превращается в непредсказуемого, непривычного, неудобного…  Принять и пережить  это непросто. Родители в это период проживаю целую гамму непривычных и  непростых для себя чувств по отношению к подростку. Какие же это чувства?

Родителям страшно:  Не влез бы куда… Не натворил бы чего… Что из него выйдет? Вдруг свяжется с дурной компанией? Попробует наркотики? А вдруг останется таким навсегда?

Родители злятся: И в кого он такой? Когда это уже прекратится! Сколько можно? Достал уже!

Родителям обидно: Чего ему не хватает? Стараешься-стараешься для него, ничего не жалеешь, растишь-растишь, ночей не спишь, а он… Неблагодарный!

Родителям стыдно: Стыдно перед людьми! Позоришь нас своим поведением! Не таким я представлял себе своего ребенка!

Родители тоскуют: Что стало с моим ласковым мальчиком? Куда делась моя послушная малышка? Как быстро пролетело время и когда они успели вырасти? Время не вернуть и дети никогда уже не будут маленькими…

Ловушка вины

Изменения в поведении подростка вызывают сильную тревогу у родителей: Что произошло с моим ребенком?

Родители в сложившейся ситуации начинают судорожно искать способы «вернуть» ребенка в прежнее привычное, «правильное» состояние. В ход пускаются все доступные средства: уговоры, угрозы, устрашения, обиды, стыд, вина… У каждой родительской пары свое уникальное сочетание вышеназванных средств.

На мой взгляд, самым эффективным по части прерывания сепарационных процессов  является сочетание вины и стыда с доминированием вины.

Сделаю небольшое отступление относительно сути вины.

Вина и стыд – социальные чувства. Они позволяет человеку стать и оставаться человеком. Эти чувства создают ощущение социальной принадлежности – Мы. Переживание этих чувств задает вектор в сознании, направленный на Другого. В определенный момент индивидуального развития вина и стыд играют ключевое значение. Переживание ребенком вины и стыда зарождают у него моральное сознание и создают возможность для преодоления им эгоцентрической позиции – феномен децентрации. Если же этого не происходит (по ряду причин), или происходит в незначительной степени, то человек вырастает фиксированным на себе, проще сказать – эгоистом. Клиническим вариантом такого варианта развития может выступать социопатия.

Однако, если переживания этих чувств становятся чрезмерными, то человек «слишком далеко уходит от своего Я к Другому», Другой становится доминирующим в его сознании. Это путь к невротизации.

Поэтому в отношении вины, как впрочем и в отношении любого другого чувства, в психологии не стоит вопрос «Хорошо-плохо?», а скорее стоит вопрос ее уместности, своевременности и степени выраженности.

Однако возвратимся к нашей истории – истории сепарации.

Хорошие родители, поэкспериментировав с набором антисепарационных средств, очень скоро понимают, что лучше всего «на удержание» работает вина. Пожалуй, ни одно чувство не способно так удерживать другого, как вина. Использование вины для удержания – манипулятивный по сути прием. Вина - это про связь, про лояльность, про Другого и его отношении ко мне: «Что думают обо мне другие?» Вина липкая, обволакивающая, парализующая. 

 - Ты был таким хорошим мальчиком /девочкой в детстве!

За этими словами родителей читается следующее послание:

Я люблю тебя только, когда ты хороший!

Вина – это манипуляция любовью.

Если я плохой, то меня не любят – так подросток расшифровывает для себя родительское послание. Слышать такое от самых близких людей невыносимо. Это вызывает желание доказать обратное – Я хороший! И не меняться…

Так  оказываются фрустрированы сепарационные процессы ребенка.

Подросток попадает в ловушку вины.

Идет время, и реальный непринимающий, обвиняющий родитель с посланием  «Как ты можешь быть таким!»  становится постепенно внутренним родителем. Ловушка вины – вины навязанной извне – захлопывается и становится внутренней ловушкой – ловушкой сознания. Отныне человек становится заложником своего образа «Я хороший мальчик/девочка» и сам сдерживает себя от изменений изнутри.

Далеко не каждый ребенок способен противопоставить родителям что-то эффективное против вины. Наказание за бунт для многих оказывается непереносимым: дистанция, игнорирование, нелюбовь. И наверняка есть немало взрослых людей, которые подобно моим клиентам вполне могут примерить к себе следующие фразы: «Я подавлял это в себе. Не позволял себе быть плохим. Старался быть хорошим, очень правильным, слушал своих родителей,  читал нужные книжки, вовремя приходил домой». Подросток же в норме асоциальный: бунтующий, дерзкий, бросающий вызов всему привычному.

Каюсь, грешил этим и я, хоть теоретически все это и знал. И порадовался, когда моя дочь-подросток интуитивно изобрела оригинальный способ, позволяющий ей оказаться недоступной для моей ловушки вины. В ответ на мои слова о том, «куда делась моя милая послушная девочка?», я услышал следующее:

- Папа, я изменилась. Я стала плохой!

Слава Богу, у меня хватило мужества и мудрости услышать и понять значение этих слов. Это моя задача как родителя - прожить расставание со своим ребенком,  грустить и оплакивать его уходящее детство, которое для меня так мило и так дорого. И отпустить ребенка в большой мир, к другим людям. И я с этим справлюсь самстоятельно, не втягивая его в свои переживания по поводу его взрсления. И тем более,не удерживая его в детстве для того, чтбы избежать своих переживаний. А без всего этого невозможна радость от встречи с ним взрослым, да и сама эта встреча невозможна.

 «Предательство» родителей как норма развития

Подросток стоит перед выбором: «Мир родителей или мир сверстников?» И для того, чтобы сепарироваться, а следовательно развиваться, психологически расти,  подростку естественно и неизбежно приходится предавать  мир родителей. Делать это проще посредством идентификации со сверстниками. Тем более что ценность дружбы становится в этом возрасте доминирующей и подростки начинают дружить против родителей. Противоестественным является, когда подростки выбирают мир родителей и предают мир сверстников. Это тупик в развитии.

Выбор этот тяжел. Особенно  непростая ситуация складывается тогда, когда родители хорошие, и практически неразрешимая, когда они идеальные. В норме ребенок со временем разочаровывается в своих родителях. А без разочарования невозможно и встречи. Идеальный родитель не дает повода для злости, для разочарования. И уйти от такого родителя невозможно.

Процесс сепарации осложняется и тогда, когда родители или кто-то один из них умер. В этом случае также невозможно разочароваться – образ родителя остается идеальным. Если родитель уходит в этот период развития, ребенок разочароваться в нем не может.

Неразрешенная сепарация

Неспособность «предать» родителей имеет два варианта последствий: ближайшие и отсроченные.

Ближайшие последствия могут проявляться в виде проблем отношений со сверстниками. Неспособность предать родителей может привести к предательству друзей. Подросток в этом случае оказывается не в самой лучшей ситуации:  свой среди чужих, чужой среди своих.  В худшем своем варианте это может стать  причиной буллинга.

Отсроченные последствия в двух словах можно описать как склонность к эмоциональной зависимости. Кроме этого возможны проблемы с личными границами, проблемы с выстраиванием отношений, социальная робость.

Попробую набросать проявления, которые могут маркировать проблемы с незавершенной сепарацией.

Признаки несостоявшейся сепарации от родителей:

  • Наличие установки ожидания – Родители мне должны!;
  • Противоречивые чувства в отношении к родителям;
  • Ощущение «мертвой» привязанности к родителям;
  • Жизнь «с оглядкой на родителей»;
  • Сильное чувство вины и долга перед родителями;
  • Сильная обида на родителей;
  • Претензии к родителям за «испорченное детство»;
  • Ответственность за счастье и жизнь родителей;
  • Включение на родительские манипуляции, оправдания, эмоциональное доказывание своей правоты;
  • Желание оправдать родительские ожидания;
  • Болезненное реагирование на родительские замечания.
  • Если вы обнаружили у себя более трех признаков из этого списка – делайте выводы!

    Хорошие мальчики и хорошие девочки, не прожившие подростковый бунт, остаются этом тесном образе Я всю оставшуюся жизнь: «Я не такая/не такой!» Образ хорошего мальчика/девочки ограничивает, не позволяет выйти за его границы. И это трагедия. Трагедия необретенной идентичности и непрожитой жизни.

    И закончить статью хочется глубокой фразой: «В тот день, когда ребенок понимает, что все взрослые несовершенны, он становится подростком; в тот день, когда он прощает их, он становится взрослым; в тот день, когда он прощает себя, он становится мудрым»  (Олден Нолан).

    Любите себя, а остальные подтянутс!

    Автор Геннадий Малейчук